8(495) 749-88-10

e-mail: pravoparitet@bk.ru

Основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке

Основания отмены или изменения судебного решения в кассационном порядке фото

В соответствии со ст.379 УПК РФ основанием отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются:
1/ несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленных судом первой или апелляционной инстанции;
2\ нарушение уголовно-процессуального закона;
3\ неправильное применение уголовного закона;
4/ несправедливость приговора.
В последующих статьях 380-383 УПК РФ дана развернутая юридическая характеристика этих оснований.
Статья 380 УПК РФ предусматривает основание для отмены приговора, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

[reclam]

Как следует из текста ст. 380 УПК РФ под несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела следует понимать:
а\ во-первых, когда выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании; т.е. когда суд, например, исследовал все собранные по уголовному делу доказательства, однако в основу приговора положил только некоторые из них, которые носят предположительный характер или в полной мере не подтверждают виновность лица.
б\ во-вторых, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; например, ряд свидетелей указывает на алиби осужденного, а суд в приговоре не дает оценки этим показаниям.
в\ в-третьих, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре не указано, по каким основаниям суд принял одни из этих доказательств и отверг другие; например, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании одним и тем же лицом даны показания, которые существенно расходятся между собой, а суд при постановлении приговора не дал оценку этим расхождениям и не указал, почему он принял одни из них и отверг другие.
г\ в-четвертых, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые повлияли или могли повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности осужденного или оправданного, на правильность применения уголовного закона или определения меры наказания.

Государственным обвинителям и адвокатам при изучении уголовного дела в кассационные сроки следует помнить, что приговор соответствует фактическим обстоятельствам дела в том случае, если в его основе лежат выводы, основанные на достоверных доказательствах, которые были предметом исследования непосредственно в судебном заседании. Суд кассационной инстанции не может признать приговор соответствующим фактическим обстоятельствам дела, если судом не проверены и не опровергнуты все доводы в защиту подсудимого и не устранены все сомнения в его виновности. Признание подсудимым своей вины, если оно не подтверждено совокупностью других собранных по делу и исследованных в судебном заседании доказательств, не может служить основанием для постановления обвинительного приговора.
Примером нарушения ст. 380 УПК РФ может служить уголовное дело в отношении Ш. Государственный обвинитель, обжаловал приговор городского суда в отношении Ш., оправданного по ст.30 ч.1, ст.228-1 ч.3 п. «г» УК РФ, и осужденного п ст.228 ч.2 УК РФ ( 2 эпизода) по совокупности преступлений к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, по мотиву нарушения судом при постановлении приговора требований ст.307 УПК РФ, а также мягкости назначенного наказания. Представление кассационной инстанцией 12 февраля 2009 года удовлетворено, приговор отменен на новое судебное рассмотрение. Удовлетворяя представление прокурора, судебная коллегия по уголовным делам указала следующее.

В соответствии со ст.307 УПК РФ в приговоре описание преступного деяния, признанного судом доказанным, должно подтверждаться доказательствами, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого. Кроме того, в приговоре необходимо проводить всесторонний анализ доказательств, на которых основаны выводы суда, при этом должны получить оценку все доказательства, исследованные в судебном заседании. Однако, данные требования закона судом были нарушены. Как следовало из материалов дела, органами следствия Ш. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.30 ч.3,228-1 ч.3 п. «г», ст.ст.30 ч.1,228-1 ч.3 п. «г» УК РФ. Суд, действия Ш. переквалифицировал со ст.30 ч.3,228-1 ч.3 п. «г» УК РФ и ст.30 ч.1,ст.228-1 ч.3 п. «г» УК РФ на ст.228 ч.2 УК РФ. Обосновывая свое решение суд указал, что Ш. действовал в интересах приобретателя наркотика Н. , и кроме того, по мнению суда, обвинение не представило достаточно доказательств, подтверждающих умысел Ш. на сбыт наркотических веществ. Данный вывод суда не был основан на материалах дела и являлся необоснованным, так как в ходе личного досмотра и обыска в квартире, где проживал осужденный, были обнаружены денежные купюры, номера и серии которых совпадали с номерами и сериями купюр, выданных Н. для проверочной закупки наркотика. Кроме того, судом не была дана оценка заключению судебно-химической экспертизы, из которой следовало, что вещество, выданное Н. и вещество, изъятое в ходе личного досмотра Ш., а также в ходе обыска в квартире последнего могли иметь единый источник происхождения по сырью и технологии изготовления. Кроме того, в соответствии с ч.1 ст.60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части УК РФ, и с учетом положений Общей части УК РФ. Это требование закона судом также выполнено не было, и довод представления о чрезмерной мягкости наказания судом 2 инстанции был признан обоснованным.
Также по представлению государственного обвинителя судебной коллегией по уголовным делам в виду нарушения требований ст.307 УПК РФ отменен приговор районного суда года в отношении С. и Н., осужденных по ст.228 ч.2 УК РФ и ст.228 ч.1 УК РФ соответственно.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала следующее. Суд, признал наличие в действиях приобретателя наркотического средства М., который действовал в рамках проведения контрольной закупки, провокации, и сделал вывод о том, что состав преступления по сбыту наркотического средства в действиях осужденных не доказан. Однако, суд, пришел к такому выводу без всестороннего учета фактических обстоятельств дела. Кроме того, в приговоре не были приведены в полном объеме показания ряда свидетелей, без оценки которых нельзя сделать вывод о виновности или невиновности С. и Н. по предъявленному им обвинению.
Еще одним примером, когда суд, в приговоре допустил существенные противоречия, может служить уголовное дело в отношении К. , осужденного по ст.111 ч.4 УК РФ.

Так, описывая совершенное К. преступное деяние, суд указал, что в ходе возникшей между К. и Р. ссоры на почве неприязненных отношений, К. нанес потерпевшему не менее 4 ударов руками в область головы и шеи, от которых Р. упал на землю, а К. после этого обхватив шею Р. руками и прилагая физические усилия, сдавливая ее физической силой рук, причинил, Р. тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности его смерть – сочетанную травму головы, шеи и груди. Таким образом, суд признал, что смерть потерпевшего наступила от сочетанной травмы головы, шеи и груди, что подтверждено заключением судебно-медицинской экспертизы. Вместе с тем, суд исключил из обвинения нанесение потерпевшему ударов руками и ногами в область груди, живота и по конечностям, от которых могли возникнуть телесные повреждения в области груди, не приведя при этом ни одного довода, голословно сделав вывод, что они не нашли своего подтверждения в суде. Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор районного суда в отношении М. в части его осуждения по ст.228 ч.2 УК РФ с направлением на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям.
Приговором районного суда М. признан виновным в совершении преступлений предусмотренных ст.ст.158 ч.2 п. «а» УК РФ, 228 ч.2 УК РФ и осужден по совокупности преступлений к 3 годам 1 месяцу лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Согласно ч.1 ст.307 УПК РФ указание в приговоре времени совершения преступления является обязательным. Однако, вопреки данной норме закона, суд, признавая М. виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотических средств в особо крупном размере, указал, что данные действия им совершены 20 декабря 2008 года, тогда как из материалов дела, и обвинительного заключения следовало, что М. незаконно приобрел и хранил наркотическое средство 20 августа 2008 года. При таких обстоятельствах, приговор в части осуждения М. по ст.228 ч.2 УК РФ не может быть признан законным и обоснованным, и был кассационной инстанцией отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Далее, в ст.381 УПК РФ содержится следующее основание для отмены приговора — нарушение уголовно-процессуального законодательства.

Основанием отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции, согласно ч.1 ст.381 УПК РФ являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК прав участников судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. Конкретное нарушение уголовно-процессуального закона может быть признано кассационной инстанцией существенным или несущественным в зависимости от обстоятельств дела. Например, нарушения, допущенные при производстве осмотра, обыска, следственного эксперимента, предъявления для опознания, могут привести к утрате доказательственного значения протокола соответствующих действий, и, тем не менее, не будут признаны существенными нарушениями, если это не повлекло существенной утраты полноты доказательств и не могло повлиять на выводы, содержащиеся в приговоре. Если же утрата названных доказательств могла повлиять на выводы суда, допущенные нарушения закона признаются существенными.
В качестве примера можно привести уголовное дело в отношении М., Н. и др. Приговором Кировского районного суда г. Саратова М., Н. и др. были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.158 ч.2 п. «а,б» УК РФ. В кассационном представлении был поставлен вопрос об отмене приговора из-за нарушений требований ст.307 УПК РФ и мягкости назначенного наказания.
Согласно материалам дела (протоколу судебного заседания), М., выступая в прениях, просил возобновить судебное следствие, так как у него появились дополнительные доказательства, однако, данное ходатайство подсудимого было отклонено, тем самым суд, нарушено право М. на защиту, так как ему не было представлено возможности защищаться от предъявленного обвинения. Кроме того, суд, при постановлении приговора нарушил тайну совещательной комнаты. Удалившись для написания приговора, суд, вышел из совещательной комнаты и огласил постановление об оплате труда адвоката, после чего вновь удалился в совещательную комнату и продолжил написание приговора. При таких обстоятельствах приговор кассационной инстанцией был отменен.

Кроме того, судебная практика при наличии условий, указанных в ч.1 ст. 381 УПК РФ, к существенным нарушениям, влекущим отмену приговора, отнесла: невручение или несвоевременное вручение обвиняемому копии обвинительного заключения; несоблюдение требований закона о назначении судебного заседания; не обеспечение подсудимому, не владеющему языком, на котором ведется судопроизводство, права пользоваться услугами переводчика; осуществление одним и тем же лицом защиты двух или более подсудимых, если интересы одного из них противоречат интересам другого; не предоставление подсудимому (при отсутствии у него защитника) слова для защитительной речи и последнего слова и др. Например, нарушение процедуры судопроизводства также влечет за собой отмену приговора. Например, кассационная инстанция в виду существенного нарушения уголовно-процессуального закона отменила приговор районного суда в отношении Т. и Б. осужденных по ст.162 ч.1 УК РФ. Основанием к отмене приговора послужило следующее.
Согласно ч.2 ст.8 УПК РФ никто не может быть признан виновным в совершении преступления иначе как по приговору суда и в порядке, установленном УПК РФ. Однако, из материалов дела усматривалось, что в ходе рассмотрения дела судьей было принято решение о продлении срока содержания под стражей подсудимого Т., оформленное соответствующим постановлением от 02.12.2008 года. В тексте данного постановления допущена формулировка, свидетельствующая о признании судом подсудимых виновными в совершении инкриминируемого им преступления. Аналогичная формулировка допущена судьей и в постановлении от 08.10.2008 года при избрании Т. меры пресечения в виде заключения под стажу. Данное обстоятельство в соответствии с ч.2 ст.61 УПК РФ исключало участие в производстве по уголовному делу данного судьи и последний подлежал отводу. Между тем уголовное дело было рассмотрено под председательством того же судьи и 16 декабря 2008 год в отношении Т. и Б. постановлен обвинительный приговор. При таких обстоятельствах, приговор постановлен незаконным составом суда, что в соответствии с п.2 ч.2 ст.381 УПК РФ является основанием к его отмене. Кроме того, согласно ч.ч.3,6 ст.425 УПК РФ в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого, не достигшего возраста 16 лет, либо достигшего этого возраста, но страдающего психическим расстройством или отстающего в психическом развитии, участие педагога или психолога обязательно. Как следовал из материалов дела, согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, Б. обнаруживал признаки психического расстройства в форме смешанного расстройства и эмоций, т.е. страдал психическим заболеванием. Однако, в судебном заседании допрос подсудимого Б. был проведен в отсутствие педагога или психолога. Таким образом, судом допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, которое влечет за собой отмену приговора.

[reclam]

Кроме того, в ч.2 ст.381 УПК РФ закреплены следующие основания отмены или изменения судебного решения, которые в любом случае являются существенными:
1\непрекращении уголовного дела судом при наличии оснований, предусмотренных ст.254 УПК РФ ( в случаях, если во время судебного разбирательства будут установлены обстоятельства, предусмотренные п. 3-6 ч.1 ст.24 УПК РФ, а именно истечение сроков давности уголовного преследования, смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего; отсутствие заявления потерпевшего, если уголовное дело может быть возбуждено не иначе как по его заявлению; отсутствие заключения суда о наличии признаков преступления в действиях одного из лиц, указанных в пунктах 1,3-5,9 и 10 ч.1 ст.448 УПК РФ, либо отсутствие согласия соответственно Совета Федерации государственной Думы, Конституционного Суда РФ, квалификационной коллегии судей на возбуждение уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемого одного из лиц, указанных в п.1 и 3-5 ч.1 ст.448 УПК РФ; обстоятельства, предусмотренные ч.2 ст. 24 УПК РФ : когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом; п.3-7 ч.1 ст.27 УПК РФ: а/ вследствие акта об амнистии, б\ наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого не отмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела;

Так, кассационная инстанция приговор мирового судьи судебного участка г.Энгельса и апелляционное решение районного суда в отношении О., осужденного по ст.116 ч.1 УК РФ отменила и уголовное дело на основании п.5 ч.1 ст.27 УПК РФ прекратила, в виду наличия в отношении него неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же обвинению. Как следовало из материалов уголовного дела по факту причинения телесных повреждений В. в отношении О. следователем СУ УВД г.Энгельса было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.116 УК РФ. Согласно данному постановлению, в возбуждении уголовного дела было отказано по тому же обвинению, по которому О. осужден приговором мирового судьи, оставленным без изменения апелляционным решением. При таких обстоятельствах, судебные решения были отменены.
в\ отказ Совета Федерации или Государственной Думы Федерального Собрания РФ в удовлетворении ходатайства Генерального прокурора РФ о направлении уголовного дела в отношении члена Совета Федерации или депутата Государственной Думы в суд в соответствии с ч.2 ст.451 УПК РФ, в\ отказ Государственной Думы Федерального Собрания РФ в даче согласия на лишение неприкосновенности Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, или отказ Совета Федерации в лишении неприкосновенности данного лица).
В\ в случае отказа обвинителя от обвинения в соответствии с ч.7 ст.246 или ч.3 ст. 249 УПК РФ.
Г\ в случаях, предусмотренных ст.25 УПК РФ
(прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон)
Например, по уголовному делу в отношении Л. Саратовский районный суд принял два взаимоисключающих решения. Как следовало из материалов дела, Л. органами предварительного следствия обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.119, 158 ч.2 п. «в», 159 ч.1 и 163 ч.1 УК РФ. Суд прекратил уголовное дело в отношении Л. по ст.119, 159 ч.1 и 163 ч.1 УК РФ на основании ст.25 УПК РФ за примирением осужденного с потерпевшей. В тоже время вопреки требованиям ст.27 ч.4 УПК РФ суд в том же составе постановил обвинительный приговор и признал Л. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.158 ч.2 п.»в», 159 ч.1 и 163 ч.1 УК РФ.
ст.26 УПК РФ ( прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки, ст.28 УПК РФ (прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием) УПК РФ.
2/постановление приговора незаконным составом суда или вынесения вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей; под незаконным составом суда следует понимать такой состав суда, который не соответствует требованиям, установленным ст.30 УПК РФ. Так, подсудимый ходатайствовал о рассмотрении дела о тяжком преступлении коллегией из трех судей, а судья рассмотрел дело единолично, сославшись на то, что другие судьи заняты в процессах.
Кроме того, состав суда признается незаконным, когда в рассмотрении уголовного дела участвовали:
судья, срок полномочий которого истек,
судья, являющийся родственником подсудимого, потерпевшего, обвинителя или другого судьи, участвующего в данном судебном заседании,
судья, участвовавший в постановлении первоначального, впоследствии отмененного вышестоящим судом приговора или участвовавший в рассмотрении дела в кассационном или надзорном порядке, в том числе в качестве докладчика, не являющегося членом президиума суда,
судья, принимавший участие в судебном разбирательстве не с самого начала судебного заседания, т.е. нарушение правила о неизменности состава суда.
Если суд в установленном законом порядке не рассмотрел заявление об отводе судьи.
Незаконным может быть и состав коллегии присяжных заседателей, если, например, в составе коллегии присяжных заседателей находилось лицо, которое подлежало отводу.
За период времени, начиная с 2003 года и на настоящий момент, судом второй инстанции приговоры по данному основанию не отменялись.
3\ рассмотрение уголовного дела в отсутствие подсудимого, за исключением случаев, предусмотренных частью 4 ст. 247 УПК РФ (судебное разбирательство в отсутствие подсудимого может быть допущено в случае, если по уголовному делу о преступлении небольшой или средней тяжести подсудимый ходатайствует о рассмотрении данного уголовного дела в его отсутствие);
Так, по представлению государственного обвинителя был отменен приговор районного суда в отношении Б.., осужденной по ст.238 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 5500 рублей. Дело было рассмотрено в порядке особого судопроизводства, но в нарушение требований ч.2 ст.316 УПК РФ, согласно которой судебное заседание проводится с обязательным участием подсудимого и его защитника, Б. представила в суд заявление, в котором ходатайствовала о рассмотрении дела в ее отсутствие. Суд, ходатайство удовлетворил, и в нарушение ст.316 ч.2 УПК РФ рассмотрел дело в отсутствие Б.
4\ рассмотрение уголовного дела без участия защитника, когда его участие является обязательным в соответствии с УПК РФ, или с иным нарушением права обвиняемого пользоваться помощью защитника; например несовершеннолетнему подозреваемому в ходе предварительного следствия был предоставлен защитник, но в процессе расследования обвиняемому исполнилось 18 лет и он от адвоката отказался, соответственно защитник не участвовал и при рассмотрении дела судом. В данном случае будет нарушено его право на защиту, так как в соответствии со ст.51 УПК РФ участие адвоката по делам несовершеннолетних является обязательным на протяжении всего предварительного и судебного следствия, независимо от того, что в ходе расследования дела либо на момент рассмотрения дела судом, обвиняемому (подсудимому) исполнилось 18 лет. К иным нарушениям права обвиняемого пользоваться защитником, например, можно отнести не предоставление ему свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности (закреплено в п.9 ч.3 ст.47 УПК РФ). Кроме того, судебная практика признает нарушением права обвиняемого на защиту следующее:
если обвиняемый соглашается на ознакомление с материалами уголовного дела без защитника в виду его неявки, так как такой отказ не может рассматриваться как добровольный.
Отказ от конкретного защитника, в том числе и назначенного судом, ошибочно расценивается судом первой инстанции как отказ от любого защитника.
Дело рассматривается без участия защитника ввиду отказа подсудимого от защитника, участие которого не обеспечено к началу судебного заседания.
Не обеспечивается право обвиняемого пригласить защитника по своему усмотрению.
Как нарушение права подсудимого на защиту расценивается отказ суда заменить защитника, с позицией которого по делу подсудимый не согласен.
Не обсуждение судом заявленного подсудимым отказа от защитника также рассматривается как существенное нарушение уголовно-процессуального закона.
Кроме того, следует помнить, что отказ от защитника может иметь место в любой стадии процесса только по инициативе обвиняемого(подсудимого) и при наличии реальной возможности участия адвоката в деле, а также позиция подсудимого и защитника должна быть единой.
Так, например по уголовному делу в отношении З., осужденного районным судом по ст.161 ч.1 УК РФ, адвокат, осуществлявший защиту интересов З. в суде, вопреки позиции подсудимого, который вину не признавал, выступая по делу в прениях, занял не свойственную ему функцию обвинения и, не оспаривая доказанность обвинения, лишь предложил переквалифицировать его действия на ст.158 ч.1 УК РФ, а поскольку стоимость похищенного имущества составляла 954 рубля, т.е. его действия подпадали под административную ответственность по ст.7.27 КоАП РФ. Кассационная инстанция 18 декабря 2008 года данный приговор отменила, и дело направила на новое рассмотрение.
По уголовному делу в отношении Ч. Осужденного районным судом по ст.158 ч.2 п. «а», ст.30 ч.3 и ст.161 ч.2 п.п. «а,г» УК РФ нарушение права на защиту выразилось в следующем. Как следовало из материалов дела, на предварительном следствии Ч. защищала адвокат У., от которой он затем в письменном виде отказался и заявил ходатайство о том, чтобы его интересы на следствии и в суде представлял адвокат К. Мотивы отказа от адвоката в протоколе изложены не были, но в своей жалобе Ч. указал на то, что адвокат его плохо защищала, не присутствовала при его допросах следователем. Ч. был представлен адвокат К., который защищал интересы Ч. до конца предварительного следствия. У. же осуществляла защиту других обвиняемых С. и Л.. В судебное заседание адвокат К. не явился, и защиту в суде всех троих подсудимых осуществляла адвокат У. Суд причину неявки адвоката К. в судебное заседание не выяснил, вопрос о замене адвоката со сторонами не обсудил, какого-либо решения в отношении адвоката не вынес. Между тем, интересы Ч. и Л. противоречили друг другу. Ч., как на предварительном следствии, так и в судебном заседании утверждал, что деньги у потерпевшего И. не вымогал, ничем не угрожал. Он не знает, что произошло между Л. и потерпевшим И. Видел, что они дерутся, и стал их разнимать. Подошла мать Л. и увела Ч. и Л. домой. Аналогичные показания он дал и в судебном заседании. Л. наоборот, говорил, что это между Ч. и И. произошла ссора, И. пытался ударить Ч., но подошла его мать и увела его(Л.) и Ч.. В судебном заседании Л. дал несколько иные показания: он с Ч. подошли к И.. Завязалась ссора, из-за чего, он не помнит. Он толкнул И., тот ударил его в живот. Ч. пытался разнять их. Деньги у потерпевшего не требовали и ему не угрожали. При таких обстоятельствах, доводы Ч. о том, что его право на защиту было нарушено, кассационная инстанция посчитала обоснованными, и данный приговор отменила.
5\ нарушение права подсудимого пользоваться языком, которым он владеет, и помощью переводчика; в настоящее время, данное нарушение закона встречается редко.
6\ не предоставление подсудимому права участия в прениях сторон;
7\ не предоставление подсудимому последнего слова; как правило суд фактически не допускает оба этих нарушения, но вместе с тем из-за неправильно оформленного протокола судебного заседания, в котором забывают указать, что подсудимый и его защитник правом реплики не воспользовались, что подсудимому предоставлено “последнее слово”, приговор отменяется ввиду существенного нарушения УПК с направлением дела на новое судебное рассмотрение.
8\ нарушение тайны совещания коллегии присяжных заседателей при вынесении вердикта или тайны совещания судей при постановлении приговора;
9\ обоснование приговора доказательствами, признанными судом недопустимыми; Либо доказательства, которые нельзя считать допустимыми, суд, вопреки требованиям закона признает таковыми и основывает на них свой вывод о виновности подсудимых.

Так, районный суд г.Саратова, признавая Ч. и П. виновными в совершении преступления, предусмотренного ст.161 ч.2 п.п. «а,г» УК РФ в основу приговора положил недопустимые доказательства. Так, в основу обвинительного приговора были положены показания несовершеннолетнего подсудимого П. Однако, допрос подсудимого П., который не достиг возраста 16 лет, был проведен в нарушение ч.ч.3,6.ст. 425 УПК РФ, т.е. в отсутствие педагога или психолога. В связи с этим, его показания в судебном заседании являются недопустимыми доказательствами, и суд не вправе был на них ссылаться в приговоре.
10\ отсутствие подписи судьи или одного из судей, если уголовное дело рассматривалось судом коллегиально, на соответствующем судебном решении;
11\ отсутствие протокола судебного заседания

Существенным нарушение уголовно-процессуального закона является не соблюдение судом требований ст.252 УПК РФ. Согласно данной норме закона судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Вольский городской суд, рассматривая уголовное дело в отношении К. данное требование закона нарушил. Костенко признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.116 ч.2 п. «а» УК РФ ( 2 эпизода). Согласно обвинительному заключению, К. было предъявлено обвинение по ст.116 ч.2 п. «а» УК РФ в отношении потерпевших Н. и Ж. Однако, суд признал его виновным в совершении преступления в отношении потерпевших Н. и И. С учетом ограничений, предусмотренных ст.ст.15,360 ч.2 УПК РФ, указанное обстоятельство, согласно ст.381 ч.1 УПК РФ влечет за собой отмену приговор в части, с прекращением производства по ст.116 ч.2 п. «а» УК РФ по эпизоду нанесения побоев И., что и было сделано кассационной инстанцией.
В 2008 году судебной коллегией отменялись приговоры городских(районных) судов, постановленные в порядке особого судопроизводства, так как суды не соблюдали положения ст.314 и ч.7 ст.316 УПК РФ. Согласно данным нормам закона рассмотрение уголовного дела в особом порядке предполагает постановление только обвинительного приговора, при этом постановить его суд может лишь в том случае, если обвинение, с которым согласился подсудимый, обосновано и подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу. В том случае, когда имеются сомнения в обоснованности обвинения или его доказанности, уголовное дело не может быть назначено к рассмотрению в особом порядке, а если такие сомнения возникли в ходе судебного заседания, порядок рассмотрения дела подлежит изменению с особого на общий. По уголовному делу в отношении Т., осужденного районным судом по ст.318 ч.1 УК РФ данные нормы закона были нарушены. Согласно материалам дела, на предварительном следствии Т. последовательно пояснял, что совершил эти действия в болезненном, стрессовом, послеоперационном состоянии, в результат ненадлежащего отношения к нему со стороны сотрудников милиции, не вызвавшего ему врача, когда ему был плохо. Указанные обстоятельства необходимо было исследовать в судебном заседании и в последующем оценить. Подобная оценка при рассмотрении дела в порядке главы 40 УПК РФ невозможна, поэтому для правильного разрешения данного дела его необходимо был рассматривать в общем, а не в особом порядке. При таких обстоятельствах, приговор года судебной коллегией по уголовным делам был отменен.
Кроме того, одним из оснований к отмене либо изменению приговора, уголовно-процессуальный кодекс предусматривает так же неправильное применение уголовного закона, закрепленный в ст.382 УПК РФ. Под неправильным применением уголовного закона следует понимать:
а\ нарушение требований Общей части УК РФ;
б\ применение не той статьи или не тех пункта и (или) части статьи Особенной части УК РФ, которые подлежат применению;
в\ назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ.
Конкретные проявления неправильного применения уголовного закона органами предварительного расследования и судами многообразны.
Неправильность применения уголовного закона, как о том свидетельствует судебная практика, проявляется, в частности, в применении закона, утратившего силу, разграничении длящихся и повторно совершенных преступлений, определении квалифицирующих признаков преступлений. Судебные ошибки проявляются также в неправильном применении статей закона, регламентирующих такие обстоятельства, исключающие уголовную ответственность, как крайняя необходимость и необходимая оборона, допускают расширение перечня обстоятельств, отягчающих наказание, хотя в уголовном законе дан их исчерпывающий перечень и расширительному толкованию он не подлежит. При альтернативных санкциях уголовного закона лишение свободы, в том числе на короткие сроки, нередко назначается без обсуждения вопроса о возможности применения к виновным менее строгих видов наказания и без проведения в приговоре оснований, по которым суд пришел к выводу о необходимости изоляции осужденного от общества.
Например по уголовному делу в отношении И., осужденного районный судом г.Саратова по ст.108 ч.1 УК РФ, суд вышел за пределы предъявленного И. обвинения в части направленности его умысла. Органы предварительного следствия предъявляли обвинение И. по ст.111 ч.4 УК РФ, то есть в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Однако суд признал его виновным в совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны, т. е. в умышленном причинении смерти, тогда как органы следствия вменяли причинение смерти по неосторожности. При таких обстоятельствах действий И. судебной коллегией по уголовным делам Саратовского областного суда были переквалифицированы на ст.114 ч.1 УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.
В виду неправильной квалификации действий осужденного был изменен приговор районного суда в отношении Р.., осужденного по ст.ст.161 ч.2 п. «г», 318 ч.1,319 УК РФ. Основание для изменения приговора послужило следующее. Согласно материалам дела, публичное оскорбление Р. сотрудника милиции Б., при исполнении им своих служебных обязанностей, имело место одновременно с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья в отношении этого же лица. Фактически одни и те же действия суд квалифицировал, как два разных преступления, предусмотренных ст.319 УК РФ и ст.318 ч.1 УК РФ, что существенным образом ухудшило положение Р. Поскольку действия Р., направленные на публичное оскорбление сотрудника милиции, полностью охватываются диспозицией ст.318 ч.1 УК РФ, то дополнительной квалификации по ст.319 УК РФ в данном случае не требуется. При таких обстоятельствах, приговор суда судебной коллегией 24 июля 2008 года был изменен, исключено указание об осуждении Р. по ст.319 УК РФ.
Зачастую не во всех случаях, суд, назначая наказание несовершеннолетним в виде реального отбывания лишения свободы, учитывает весь комплекс смягчающих вину обстоятельств, которые позволяли применить положения ст.73 УК РФ. Например по уголовному делу в отношении Ф. 1993 года рождения, осужденного районным судом по ст.161 ч.2 п.п. «а,г», 161 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в сумме 2000 рублей в воспитательной колонии, и хотя районный суд при назначении наказания мотивировал назначение наказания в виде реального отбывания лишения свободы, тем не менее, не учел ряд обстоятельств, которые повлекли за собой изменение приговора: суд второй инстанции применил положения ст.73 УК РФ, установив испытательный срок 2 года. Изменяя решение суда, судебная коллегия по уголовным делам исходила из следующего. Фрунзенский районный суд г.Саратова, мотивируя невозможность применения положений ст.73 УК РФ исходил из того, что осужденный не проживал в семье, бродяжничал, отрицательно характеризовался. Однако, как следовало из материалов дела, отрицательные характеристики в отношении Ф. сводились к тому, что он не проживал с матерью, был груб в общении, самовольно покинул приют. Вместе с тем, в полной мере не было учтено, что данные преступления Ф. совершены в 15 летнем возрасте, впервые, в содеянном он чистосердечно раскаялся и полностью признал свою вину. Кроме того, на учете в органах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних Ф. не состоял. Данные обстоятельства позволили судебной коллегии по уголовным делам прийти к выводу, что исправление несовершеннолетнего возможно без изоляции от общества.
Имеют место случаи, когда суды, по-видимому из-за невнимательности в приговоре указывают, что при назначении наказания по совокупности преступлений, применяют метод частичного сложения, фактически наказание складывают полностью.
Так, по уголовному делу в отношении М. и Г. городской суд, осуждая указанных лиц по ст.111 ч.4, 111 ч.3 п. «а», 115 ч.1,116 ч.1 УК РФ и назначая им наказание, указал, что при назначении наказания, по совокупности преступлений, применяет принцип частичного сложения. Однако, как следовало из резолютивной части приговора, фактически наказание в виде штрафа по ст.115 ч.1, 116 ч.1 УК РФ сложил полностью (по ст.115 ч.1 был назначен штраф 5000 рублей, по ст.116 ч.1 – 4000 рублей, по совокупности 9000 рублей. В целом были осуждены к 9 годам лишения свободы со штрафом 9000 рублей).
в\ назначение наказания более строгого, чем предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ. Данное нарушение закона, как правило, влечет за собой изменение приговора. Например, за умышленное уничтожение чужого имущества при причинении значительного ущерба (ч.1 ст.167 УК РФ) суд назначил 3 года лишения свободы, тогда как санкция данной нормы предусматривает максимальное наказание в виде 2 лет лишения свободы.

Кроме того, хотелось бы обратить внимание на то, что кассационная инстанция продолжает исключать из приговоров указания судов, хотя и не признанные судом отягчающими обстоятельствами, но учтенными при назначении наказания. Например, что подсудимый не работал, злоупотреблял спиртными напитками, в результате его действий наступила смерть человека. Так, по уголовному делу в отношении П. и С., осужденных по ст.111 ч.4 УК РФ суд в приговоре указал: при назначении осужденным наказания суд учитывает, что последствием преступления явилась смерть человека. Данная фраза из приговора была исключена, так как наступление смерти человека является необходимым признаком состава преступления, предусмотренного ст.111 ч.4 УК РФ, а поэтому данное обстоятельство не может учитываться при назначении наказания, при аналогичных обстоятельствах был изменен приговор районного суда в отношении С., осужденного по ст.264 ч.2 УК РФ. Суд в мотивировочной части приговора указал, что «содеянное подсудимым представляет собой большую общественную опасность, поскольку в результате нарушений ПДД, приведшего к дорожно-транспортному происшествию, в результате чего наступила смерть человека». Данная фраза кассационной инстанцией из приговора была исключена.
Судебная коллегия по уголовным делам изменяет приговоры и снижает меру наказания также и в тех случаях, когда суд первой инстанции при назначении наказания указывает, что не применяет правила части 2 ст.68 УК РФ, а сам назначает наказание свыше 1\3 части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.
Так, по уголовному делу в отношении К., осужденного городским судом по ст.161 ч.2 п. «г» УК РФ к 3 годам лишения свободы. В действиях К. суд правильно установил опасный рецидив преступлений. Согласно ч.2 ст.68 УК РФ, срок наказания при любом виде рецидива преступлений не может быть менее одной третьей части максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Наиболее строгим наказанием, предусмотренным ч.2 ст.161 УК РФ является лишение свободы до 7 лет, 1\3 часть от которого составляет 2 года 4 месяца. При определении К. размера наказания суд указал, что не применяет правило, указанное в ч.2 ст.68 УК РФ. В связи с этим по ст.161 ч.2 п. «г» УК РФ ему не могло быть назначено наказание более 2 лет 4 месяцев лишения свободы. Однако суд назначил К. наказание свыше указанного срока. В связи с чем, наказание было снижено до 2 лет 3 месяцев лишения свободы.
Кассационная инстанция продолжает изменять приговоры и учитывать в качестве смягчающих вину обстоятельств: «несовершеннолетний возраст подсудимых», наличие на иждивении несовершеннолетних детей, активное способствование в раскрытии преступления, «явку с повинной» и соответственно снижать меру наказания. Так, например, по уголовному делу в отношении П., осужденного районным судом по ст.162 ч.1 УК РФ суд не принял во внимание объяснение П., которое следовало расценить, как явку с повинной, так как органам предварительного следствия к этому моменту о совершенном преступлении известно не было, поскольку потерпевший в правоохранительные органы не обращался.
Одним из оснований, закрепленных в ст.379 УПК РФ указано “ несправедливость приговора”. В соответствии со ст.383 УПК РФ под несправедливым приговором, понимается приговор, по которому было назначено наказание, не соответствующее тяжести преступления, личности осужденного либо наказание, которое хотя и не выходит за пределы, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса РФ, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Существование принципа справедливости (ст.6 УК РФ) связано с назначением наказания лицу, совершившему преступление в соответствии с общими началами назначения наказания, к которым относятся: характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (ч.3 ст.60 УК РФ).
При назначении “чрезмерно мягкого наказания” приговор подлежит отмене и направлению дела на новое судебное рассмотрение. Однако следует иметь в виду, что в данном случае приговор можно отменить только при наличии представления прокурора, жалобы потерпевшего или заявления частного обвинителя или его представителя. Хотелось бы отметить, что обжалуя приговор за мягкостью назначенного наказания нужно подходить к этому вопросу принципиально, и не ставить вопрос об отмене приговора за мягкостью в тех случаях, когда позиция прокурора по мере наказания практически совпадала с мерой наказания, назначенной судом.
Примером принципиального подхода, когда государственный обвинитель занимал обоснованную позицию по мере наказания и впоследствии отстаивал ее в кассационном порядке, может служить уголовное дело в отношении Ю. не судимой, осужденного по ст.228-1 ч.2 п. «б» УК РФ(сбыт 1,1468 гр. героина) к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года. Кассационная инстанция согласилась с доводами кассационного представления о необоснованности применения положений ст.73 УК РФ, так как суд, назначая условную меру наказания, не учел особо охраняемый объект преступного посягательства – безопасность здоровья населения, размер и вид наркотического вещества оказывающего на организм человека более сильное воздействие, ее склонность к употреблению наркотических веществ.
Так же за мягкостью назначенного наказания был отменен по представлению прокурора приговор районного суда в отношении К., осужденного по ст.111 ч.4 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. В своем определении, отменяя приговор в отношении К., кассационная инстанция указала, что назначая минимальное наказание, суд не в полной мере учел характер и общественную опасность совершенного преступления, относящегося к категории особо тяжких, а также предусмотренную законом превентивную цель назначения наказания.
При “чрезмерной суровости” назначенного наказания приговор может быть изменен и наказание “смягчено, в том числе и до пределов, которые являются более мягкими, чем предусмотрено санкцией статьи , т.е. может быть применена ст.64 УК РФ.

Подводя итог сказанному, следует отметить, что к наиболее часто встречающимся основаниям отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются: несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела — ст.380 УПК РФ и нарушение уголовно-процессуального закона — 381 УПК РФ.

 

ПОЛУЧИТЬ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА

 

 

 

 

 

 

[reclam]